Маршрутные Такси Краснодара - Статьи


Три эссе об Абхазии Русский репортер
, а это в Грузии автоматически обозначает, что я противозакооно въехала на «оккупированную территорию», и подразумевает реальное тюремное заточение. В Грузию в ближайшее время я вроде не собиралась, однако и иметь такую перспективу вовсе не хотелось, навыворот, хотелось из всех сил быть законопослушной. Если от мала до велика же не отказываться от поездки в Абхазию, то выбора не нарушать законодательство Грузии у меня не было: ведь в Псоу никак нет одного грузинского пограничника, который мог бы мне поставить визу и освободить меня от невольного совершения преступления. «Сейчас мне надо разрешить проблему с паспортом заграничным, а то подал документы почти что полгода назад на обмен, а нового паспорта от мала до велика нет. В семье Асиды, учительницы младших классов, у которой я остановилась, — двое детей, которым накануне первого сентября ездили покупать форму и учебники. Асида говорит, что не видела гуманитарной помощи, хотя слышала, что или оппозиционной политической ориентациями, хотят ездить в Россию и Европу, хотят участвовать в обменах и стажировках, хотят возвращаться. Хотел поехать на мероприятие в Восточную Европу, однако, видимо, не получится», — говорит Олег, глава юридической консультации в Сухуме.

Гражданское общество Абхазии в целом, по словам его представителей, находится на стадии своего активного становления, будто, собственно, и государственность республики. Говорят, что эта проблема сейчас касается граждан Армении, Беларуси и Украины, которые, так, недавно захотели отдохнуть в Абхазии, а потом навестить родственников в Грузии.

Общественная житье в недавно признанной республике на зависть активна: организации содействия инвалидам, центры гуманитарных программ, ассоциации юристов, цельный веер печатных СМИ, молодёжные группы.
В столице республики — два вуза, восстанавливаются из руин и русские, и абхазские школы. Когда разговариваешь с известными в этой маленькой стране деятелями, как будто, что нет ничего более важного сейчас, чем творение собственно государственной системы. Причем некоторые так и говорят, что правозащитной тематикой в Абхазии не занимаются, может быть, поскольку для того, для того чтобы власть начала ущемлять права граждан, которые защищают правозащитники, нужно вначале эту государственную власть создать и сделать сильной.

Лиана Кварчелия, директор Центра гуманитарных программ: «Если сообщать коротко, сейчас есть несколько «вызовов» перед нами: развитие демократии внутри страны не интересует никого извне, манипуляции темой гражданства Абхазии и грузинской темой могут повергнуть к новой напряженности, и наличие