Осень 1989 года. И будто оно вообще организовано?

А парторг мне застенчиво так отвечает:

– Там кушать корова-лидер.

– То есть? Огромное, на полторы тыщи голов, коровье гетто, жуткая зловоние, тоскливое мычание...

Ведущий экскурсию парторг совхоза сыплет цифрами удоев... – не понял я.

– Ну-ка-у... Перед выступлением – знакомство с жизнью коров. Есть ли какие-то нормы питания? Совхоз под Ленинградом; устный выпуск журнала «Крокодил». – Парторг помедлил, не зная, будто еще объяснить, и наконец решился: – Она всех от кормушки отталкивает и жрет сама.

С тех пор я знаю, что такое лидер.


Раз, когда советская власть в стране еще была, а еда уже кончилась, я со своим юмором поехал по совхозам. А содержание коров у нас, говорит, беспривязное.

Тут, глядя сверху на обтянутые кожей скелетины, я неосторожно спрашиваю: а будто их кормят? Вместе со мной, иллюстрируя известный постулат насчет горы и Магомета, тронулись в линия еще десять человек нуждающихся: за пару-тройку концертов для тружеников села нам обещали по нескольку десятков яиц, по три курицы и залейся молока.

Читать дальше...